28.06.2022
Фемида Дарья

Когда Фемиду кличут Дарьей

Описание. Фрагмент из жизни бывшего уголовника и бомжа Иванова, показанный на телепанорамном экране руководителю экспедиции, обладающего статусом «Первого».

Посвящение. Посвящаю тем, кто любит свою страну и когда-нибудь добьётся, чтобы должностные преступления чиновников, работников правоохранительной системы и судов не имели срока давности, и виновные могли быть привлечены за них к ответственности, пока живы.

Комментарий автора. Чем больше моральных уродов в стране, тем опасней и непредсказуемей она и жизнь в ней!

Когда Фемиду кличут Дарьей.

Предисловие.

Фрагмент из жизни бывшего уголовника и бомжа Иванова, показанный на телепанорамном экране руководителю экспедиции, обладающего статусом «Первого».

Место и время события: «Столыпинский» этапный железнодорожный вагон для перевозки заключённых, прицепленный к пассажирскому поезду «Харьков-Владивосток». Участок железнодорожного пути между городами Куйбышев (ныне город Самара) и Челябинском. Июль 1977 года.
В душном арестантском «купе» четырнадцать человек при норме шесть. Это почти то же самое, что посадить в обычное четырёхместное пассажирское купе – двенадцать!

Звучит комментарий: «В Советском Союзе колхозный скот перевозят по железной дороге в более комфортных условиях, чем заключённых».

На верхней полке, ни разу не спустившись вниз, лежит мужик. На двух нижних полках в невероятной тесноте, скучившись, сгруппировались остальные тринадцать, болтая о разном. Как-никак, внизу прохладнее. Среди них находящийся под следствием по статье 209 УК РСФСР тридцатидвухлетний Иванов, он же Аланов Александр Сергеевич.

— А за что тот мужик сидит? – показывая пальцем наверх, поинтересовался Иванов у других.

— За нападение у него статья, — ответили ему. – То ли на мента, то ли на прокурора, то ли на судью?

А откуда едет? – продолжил интересоваться Иванов.

— Кажется, из Харькова. Нас в Пензе загрузили. Точно не знаем.

— Он хотя бы раз вставал? – задал новый вопрос Иванов.

— Кажется, нет.

— Может, приболел? – забеспокоился Иванов.

— Не похоже, — успокаивающе произнёс кто-то. – Когда менты и конвой сверку делали, он называл свою фамилию, имя, отчество, год рождения, статью, срок и так далее, довольно бодро.

Иванов залез на верхнюю полку и пошевелил мужика за плечо:
— Мужик! Ты жив, здоров? Не приболел? Что-то ты не поднимаешься. Не ешь, не пьёшь. Несусветную жару тут терпишь. Может жрать нечего?

На полный экран

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.